САЙТ ГАЗЕТЫ "ЗДОРОВЬЕ
ДЛЯ ВСЕХ"
 
Темы последнего номера
Полезные адреса
Салоны красоты
Найди своего врача
Анонс

Обмен баннерами:

 

Беседы о здоровье         

Лечение и питание

Выступая на презентации своей новой книги «Премудрости питания от доктора Левина», ее автор - известный и за пределами Эстонии врач и публицист говорил не только о том, как должен питаться человек.

Разговор о «тылах» нашего питания вылился в размышления о нашем образе жизни, отношении к нему как самих людей, так и общества и государства. Доктор рассуждает об отношении его коллег и пациентов, а также политиков  к т.н. достоверной и альтернативной медицине, он ставит вопрос о том, что такое здоровое питание, а что такое питание правильное? Или считаемся ли мы с тем, что существует латентное (скрытое) неприятие организмом отдельных продуктов питания? Тут автору принадлежит много собственных идей и наблюдений. В завершение Адик Левин остановился на важности забытой человечеством диетотерапии. Вот его мысли. 

Достоверное исследование – что это?

Если говорить о фундаментальных исследованиях, то они, более или менее, достоверны. А фармакологические исследования? Они тоже внушают доверие. Впрочем, если врачи считают исследования фармакологических фирм верхом доказательности, то тут можно поспорить. Безапелляционное утверждение, что исследование препарата достоверно потому, что им было  охвачено 50 тысяч человек, порождает сомнения. Ведь человеческий организм индивидуален. Так что, читая аннотации к лекарствам даже самых именитых фирм, в которых указаны побочные действия, нет-нет, но пропадает желание использовать его. Но проводить исследования на сотнях тысячах пациентов – не реально. И потому тут можно говорить лишь об условной достоверности. 

Само это понятие сравнительно молодое. Касательно медицины о таком понятии стали говорить век-полтора назад. И тут сразу встает вопрос о «возрасте» альтернативной медицины. Если говорить о китайской, то это –    6 тысяч лет. Из своей практики помню, что каждые 15-20 лет менялась оценка препаратов, причем из крайности в крайность. Вопрос: это нормально? Да! Ибо достоверная медицина находится в постоянном поиске. Именно поэтому так стабильна китайская медицина – она прошла проверку временем. Когда в 2008 году я был в Канаде, то профессор из Гонконга выступил с докладом о применении методов китайской медицины в лечении недоношенных новорожденных! Вот почему было бы замечательно, если наше государство создало систему, при которой достоверная медицина, которую финансирует Больничная касса, и альтернативная, существующая на частной основе, сотрудничали бы, взаимно помогая друг другу. Признание лишь достоверной медицины обедняет здравоохранение в целом. 

И это несмотря на то, что в последнее время достоверная медицина совершила в своем развитии грандиозный скачок. Надо ценить то, что эстонская медицина ничем не хуже, чем в остальной Европе. У нас в нулевые годы (2000-2009) число смертных случаев от сердечно-сосудистых болезней сократилось наполовину! 20 лет назад я не смог бы представить даже во сне, что при оперативной помощи можно полностью восстановить здоровье человека, с которым случился инфаркт или инсульт. Это – уникально! Но, стало быть, и пациент должен  внимательно следить за своим здоровьем, зная, что нельзя тянуть с обращением к врачу.

Но взять онкологию. Число заболеваний раком все больше и больше. Только ли по причине старения? В 1972 году президент США Никсон заявил, что Штаты высадили человека на Луну, а значит, под силу справиться и с раком. Тогда в этой стране от рака умирало 250 тысяч людей в год. В исследования было инвестировано 40 миллиардов долларов. Но в 1996 году смертность среди раковых больных США составила 560 тысяч! Отсюда вопрос, который надо задавать и в Эстонии: устраивает ли нас состояние современной медицины?  В среднем по миру выживают 30% больных раком – остальные умирают. У нас это соотношение лучше. Но есть государства, где жизнь сохранятся у половины онкологических больных.   

Чем питались люди еще 50 лет назад?

Доля хронических болезней растет. И это понятно – в силу растущей продолжительности жизни. Существенен и экологический фактор, который в Эстонии, к счастью, минимизирован из-за отсутствия промышленности и сокращения сельскохозяйственного производства. Зато есть местные причины, способствующие хроническим болезням. Мы возмутительно мало двигаемся. И питаемся неправильно. 

В 1980 году ВОЗ провозгласил, что здоровье человека на 50% зависит от него самого. На 20% – от генетики. На столько же – от экологии. И только на 10% – от медицины!  Сегодня последний показатель оценивается уже на 15%. У нас это равноценно годовому бюджету Больничной кассы – 900 миллионов евро. Но как же с человеческим фактором – 50%? Это же громадный резерв.  Уговоры тут не помощник. Но человека можно и нужно заставить задуматься о собственной роли в сохранении здоровья – о том, как двигаться, что пить и есть. Последнее достойно особого внимания.

Для этого важно понять громадные перемены в питании человека. Эстонский крестьянин последние столетия употреблял в пищу всего 10-15 продуктов питания. А сегодня? Вопрос риторический. Раньше и в Эстонии умирали от голода. Сегодня это нонсенс. Когда 10 лет назад я был в Танзании, то своими глазами видел нищету и голод. Так что мы живем в раю, в котором многообразие пищи зашкаливает. Но за такой короткий период (50-70 лет) наш организм, его пищеварение, ферментативная и иммунная системы с трудом (а то и нет) поспевали за новой ситуацией. В истории человечества эта перемена произошла, условно говоря, за доли секунды. Изменился не только ассортимент, но и качество питания. Смею заявить, пусть даже пищевая промышленность подаст в суд, но качество имеет тенденцию ухудшения. А вот эстонский крестьянин питался скудно, но качественно.

Интересно, что в странах Северной Европы стали повторно хоронить на месте прежней могилы спустя 30 лет, поскольку трупы уже не разлагаются так быстро, как раньше. Это говорит об изменении качества пищи. И надо признать, что фастфуд (быстро питание) – это плохая тенденция. В 90-е годы к нам проник Макдоналдс. Сегодня туда водят своих детей те, кто когда-то не жалел времени, чтобы отстоять очередь в эти точки быстрого питания. Увы, оно привлекает, поскольку прекрасно продуман маркетинг этой американской корпорации.  Но вкусная еда – это еще не здоровая пища. Адаптация к чужой еде и культуре питания – серьезнейшая проблема. Кстати, подумали ли об этом инициаторы приема беженцев, в частности, в Эстонии, не говоря уже о неизбежной проблеме смешения культур?

Латентное (скрытое) неприятие пищи   

Исследованиями установлена связь между здоровьем человека и тем, чем и как он питается. Установлено, что не любая пища по душе организму. Автор этого направления исследований – удивительный врач Герберт Ринкель (1896-1963). Он собрал большую группу пациентов с разными болезнями, которые стали выборочно отказываться от того или иного продукта питания. Через несколько месяцев обнаружилось, что на поправку пошел астматик, у кого-то нормализовалось кровяное давление. Это наблюдение стало открытием. Если вспомнить Гиппократа, то он как раз лечил больных, регулируя их питание. Правда, в те времена (2350 лет назад) иными были, и питание, и экология. В 60-е годы минувшего века к этой проблеме снова было приковано серьезное внимание.

Досадно, что аллергологи в основном занимаются исключительно сверхчувствительностью, то есть реакцией на ту или иную пищу. Но это еще не скрытое неприятие организмом того или иного продукта питания, что проявляется в течение долгих 10, 20, 30 лет. Тут, как и при аллергии, работает антигенный механизм, но проявление клинических симптомов идет не спеша, а значит, и незаметно. Скрытое неприятие организмом пищи обусловлено тремя системами.

Первая – ферментативная, которая срабатывает при поступлении еды и питья в пищевод, желудок, двенадцатиперстную и тонкую кишку. Третья – иммунная система, которая на 80% проявляется в пищеварительном тракте. Если ферменты, как и бактерии, не справляются с обработкой пищи, то на помощь спешит иммунная система, которая действует подобно пограничной службе. Когда еда перерабатывается на конечные кирпичики – аминокислоты, жирные кислоты и глюкозу, которые впитываются в кровь, то все в порядке. Но, если пища не полностью разлагается на названные конечные продукты (образуются пептиды – молекулы, построенные из двух и более остатков аминокислот), то иммунная система вырабатывает антитела. И тут очень важен анализ ELISA, позволяющий точно измерять их число. Жаль, но мои оппоненты считают это чуть ли не знахарством, хотя метод получает все большее распространение в лучших клиниках мира.  

И вот тут пора говорить о второй системе, обуславливающей скрытое неприятие организмом пищи. Это сообщество бактерий. Их в 10 раз больше, чем клеток, из которых состоит наше тело. В пищеварительном тракте их содержится в пересчете на вес до 2,5 килограммов. Именно они помогают завершить полное переваривание пищи в тонкой кишке. И в чем тут закавыка? Если мы питаемся неверно, то есть едим так, как не пристало конкретно нашему организму, то беспомощны и бактерии. Мало того,  возникают проблемы, приводящие к конфликтам между бактериями. Объяснить все это популярно и коротко – сложно, к тому же это – тема другой беседы.

Записал Димитрий КЛЕНСКИЙ

Фото Василия Шаля

На снимке: доктор Адик Левин

О газете Темы последнего номера Контакты Реклама в газете Подписка Впервые опубликовано у нас Полезные адреса