САЙТ ГАЗЕТЫ "ЗДОРОВЬЕ
ДЛЯ ВСЕХ"
 
Темы последнего номера
Полезные адреса
Салоны красоты
Найди своего врача
Анонс

Обмен баннерами:

 

Сколько больниц нужно Эстонии?
 
Шведский эксперт Геран Хеллерс считает, что нам достаточно и 6 больниц вместо сегодняшних 60. Не потому ли уже в прошлом году и в самой Эстонии стали изучать, насколько они самодостаточны?
Сначала проблемой заинтересовалась Больничная касса и Министерство социальных дел. Затем обоим «поставил на вид» Госконтроль, который в конце зимы представил свой отчет cоциальной комиссии Рийгикогу. Проблему самодостаточности лечебниц законодатели обсудят осенью.
Знакомство с аудитом, составленным Госконтролем, дает хорошее представление о нашем больничном хозяйстве. Поделиться впечатлениями и выводами редакция попросила журналиста Димитрия Кленского. 
 
Тенденция, однако   
Почти во всех странах Евросоюза последние 10 лет наблюдалось снижение числа больниц. В 1991 году в Эстонии было 120 больниц с 18 тысячами койко-мест. Сегодня их 60, и они располагают 7662 койко-местами. Это – близко к среднему по Евросоюзу показателю. На 100 тысяч населения в Эстонии в 2007 году было всего 557 койко-мест, из них 380 активного/оперативного лечения. В Финляндии соответственно – 682 и 233, в Чехии – 810 и 595.                 
После реформирования системы врачебной помощи первого уровня (семейные врачи) в 1998 году Эстония приступила к переустройству системы оказания помощи врачами-специалистами. В 2000 году была составлена заказанная Минсоцдел ЭР программа развития больничной сети до 2015 года (Hospital Master Plan 2015 или HMP). Уже в этом документе было записано, что больничная сеть малочисленной Эстонии слишком громоздка и неэффективна. Авторы HMP рекомендовали сократить число больниц до 13, а число койко-мест – до 200 на каждые 100 тысяч жителей. Кстати, в Норвегии этот показатель составлял в 2007 году 391, в Дании - 350.
 
Больничная сеть
Эстонию предлагалось разделить на 4 зоны, в каждой из которых должна функционировать больница с активным/оперативным лечением. 13 больниц предполагалось разбить на 3 группы – региональные, центральные и общие.
В конце 2008 года в Эстонии было 78 больниц, стало быть, оставив 13, предполагалось 65(!) ликвидировать или перепрофилировать.
Но в 2000 году об этом договориться не удалось. Тогда был составлен менее радикальный план развития (тоже до 2015 года) больничной сети Эстонии (Eesti haiglavõrgu arengukava 2002 или HVA).
Его авторы решили оставить «в живых» 19 больниц. Было решено узаконить еще одну, 4-ю категорию больниц низового уровня – местную.
Итак, региональная больница (третий, высший уровень) должна обеспечить на высшем уровне врачебную помощь населению численностью от 500 тысяч до миллиона. В Эстонии таких две: в Тарту – Клиника тартуского университета и в Таллинне – Северо-Эстонская региональная больница.     
Центральная больница (второй уровень) призвана обслуживать население от 100 до 200 тысяч жителей и обеспечивать помимо услуг, оказываемых общей больницей, еще и услугами в области ортопедии, ЛОР, офтальмологии. Таких больниц – 4: две в Таллине – Ляэнеская и Идаская, затем в Ида-Вирумаа и Пярну.
Общая больница (первый уровень). Ее «ареал» – 50-100 тысяч жителей. Функция – круглосуточное обеспечение чрезвычайной врачебной помощи. Такие больницы есть в Нарве и Раквере (северо-восток), Хаапсалу и Пайде (северо-запад), Вильянди, Выру и Валга (юго-восток), Курессааре и Кярдла (юго-запад).
Местная больница (нулевой уровень) нужна в районах, расстояние от которых до больниц, оказывающих медуслуги на высшем уровне (Таллин и Тарту), свыше 70 км и круг обслуживаемых не более 40 тысяч жителей. В этих лечебницах оказывается круглосуточная врачебная помощь на уровне дежурного врача (больницы в Рапла, Пылва и Йыгева).
 
Планы и реальность
За исполнение плана развития больничной сети отвечает Министерство соцдел. По мнению Госконтроля, оно оказалось не на высоте. Хотя предельное число больниц на сегодня уже соответствует плану, 2 больницы в Пылва и Рапла должны были с 2005 года стать местными. Но так и не стали.  
Больничная касса считает целесообразным создать на базе этих медучреждений больницы по уходу за хроническими больными - спрос на эту услугу огромный. В 2009 году Касса отказалась продлить им статус общей больницы по предложению министерства, указав, что их перевод в разряд местных позволит сэкономить в год 6,8 млн крон.
Само министерство в 2009 году отмечало, что не только общие больницы в Рапла и Пылва, но и остальные, которые обслуживают уезды с населением менее 40 тысяч жителей, уже не соответствуют своему статусу.
Госконтроль установил, что показателей, установленных в HVA, при таких темпах достичь к 2015 году не удастся. Например, число койко-мест активного/оперативного лечения намечено уменьшить до 3200, но в 2008 году их было 4751, а в 2003 году – 5950.
Одна из причин – вялая позиция министерства по наращиванию койко-мест для оказания востребованной услуги – стационарного ухода за хрониками. В результате они подчас занимают места пациентов, требующих активного/оперативного лечения. По этой причине тоже возникают очереди.
Обе столичные центральные больницы выполняют и такие медуслуги, которые вменены Северо-Эстонской региональной больнице. Это приводит к чрезмерным затратам на приобретение дорогостоящего оборудования и аппаратуры и содержание чрезмерного числа квалифицированного персонала.
 
Выводы без последствий
По оценке аудиторов, больничная сеть с активным/оперативным лечением (19 больниц) чрезмерно велика и не способна на самообеспечение и развитие. Так и записано: «План развития больничной сети Эстонии и нынешняя больничная сеть превышают потребности и прежде всего возможности государства». Последнее – признание того, что здравоохранение уже не существует только за счет денег медстрахования. С каждым годом доля государства в его финансировании растет.
Аргументы Госконтроля: в скором будущем не всем больницам будет хватать пациентов, квалифицированных врачей и денег на их зарплату. В худшем положении – больницы в уездах. Сельское население сокращается быстрее, чем предусмотрено в планах, что приводит к «простою» ряда провинциальных больниц.
Поскольку люди не только эмигрируют из Эстонии, но и мигрируют внутри страны, то процесс снижения численности в провинции почти в 3 раза выше, чем в целом по стране. В итоге в общих больницах очень низок объем врачебной помощи, что снижает профессионализм медиков (мало навыков), безопасность пациентов и эффективность использования ресурсов.
Серьезный бич – нехватка кадров. Стареет контингент медработников, особенно врачей. В целом в секторе здравоохранения доля врачей пенсионного возраста равна 19%! В уездах этот показатель равен 26%, средний возраст врача в провинции – 54 года.  
Многие врачи уезжают на заработки за рубеж, особенно только закончившие резидентуру. Доля «беглых» молодых докторов от общего числа докторов Эстонии составляет 9%!
Наконец, больницам, которые оказывают активную/оперативную врачебную помощь, уже сегодня не достает 8 млрд крон инвестиций. Остальным лечебным учреждениям еще хуже – им не хватает средств для нормальной эксплуатации зданий. 
 
Кому что выгодно?
Госконтроль считает, что Минсоцдел в своей деятельности по упорядочению больничной сети не придерживается ориентиров, установленных планом HVA, и причинило этим ущерб государству, Больничной кассе, собственникам больницы.
Но главный упрек - за медленное сокращение числа больниц в Эстонии, к чему призывают шведские эксперты, давно инструктирующие наших политиков и организаторов здравоохранения.
Ситуацию весьма дипломатично прокомментировала заведующая отделом здравоохранения Минсоцдел Хели Палусте: «Так как в ближайшие годы ожидается нехватка денежных и человеческих ресурсов, придется серьезно совершенствовать больничную сеть, чтобы оказать людям наилучшую медпомощь. Речь идет о реструктуризации услуг, оказываемых в больницах, концентрации наиболее сложных и дорогостоящих из них в крупных центрах, оказывающих оперативную помощь».  
Но между строк можно прочесть то, о чем открыто написано в аудите Госконтроля.
В обоих случаях почти не упоминаются интересы населения. Говоря об уменьшении объемов медуслуг, госконтроль «забыл» про растущие очереди к врачам и на операции.
Не зря депутат Рийгикогу Марика Туус, которая участвовала в работе социальной комиссии, выражает озабоченность тем, что правительство проявляет интерес к проблеме однобоко, акцентируя внимание на эффективности финансовой деятельности больниц. 
Она же напоминает, что по потребительскому индексу оказания медуслуг Эстония упала в Евросоюзе с 11 места на 18. Наша страна относится к самым неблагополучным странам Евросоюза по показателям состояния здоровья нации.
Марика Туус: «HMP, прозванный в народе шведским «мастер-планом», был принят коалиционным правительством во главе с Мартом Лааром и при министре социальных дел социал-демократе Эйки Несторе. Но фокус-покус провалился. Забыты и те гигантские суммы, которые предусматривались на оплату строительства шведскими фирмами новых медицинских центров. И очень большие деньги были выплачены местным посредникам и шведским лоббистам. Тогда ситуацию спас развал правительственной коалиции. Но этот план не отменен полностью, он, что волк в овечьей шкуре: HMP заменили на HVA».     
 
Постскриптум
Уменьшение числа больниц не должно быть самоцелью. То, что в Швеции в 2000 году была 1 больница на 100 тысяч населения, а в 2009 году – на 153 тысячи, ничего не говорит. Вице-президент европейской информационно-аналитической организации Health Consumer Powerhouse Арне Бьорнберг считает образцовой систему здравоохранения Голландии. При этом добавляет, что заимствовать ее 1:1 невозможно. Ведь любой признает глупостью перенос американской системы на европейскую почву. Что касается Эстонии, то авторитетный эксперт видит слабость нашего здравоохранения в том, что у нас его определяют политические решения, что делает систему нежизнеспособной. В Голландии как раз наоборот! Парадом специалистов в области здравоохранения командует публичный сектор - население и СМИ. Они заставили политиков держать свои руки подальше от медицины. А руки эти – прямое продолжение интересов крупного бизнеса.
По мнению Арне Бьорнберга, беда эстонского здравоохранения и в ее чрезмерной коммерциализации. В Швеции тоже силен фактор коммерции, но их цивилизационная культура и традиции иные, чем в Эстонии. И надо отдавать себе отчет в том, что наша страна кардинально отстает от той же Швеции по инфраструктуре, уровню жизни, занятию физкультурой населением, работе по предупреждению заболеваний.
 
Димитрий КЛЕНСКИЙ

О газете Темы последнего номера Контакты Реклама в газете Подписка Впервые опубликовано у нас Полезные адреса