САЙТ ГАЗЕТЫ "ЗДОРОВЬЕ
ДЛЯ ВСЕХ"
 
Темы последнего номера
Полезные адреса
Салоны красоты
Найди своего врача
Анонс

Обмен баннерами:

 

И старому, и малому — сестра
 
В сестринское дело Ольга Виллемсон пришла 8 лет назад, влившись в отряд медработников младшего звена современной формации. За плечами уже был солидный стаж работы - в пожарной службе, торговле и дошкольном учреждении, но, оказалось, ей было предначертано стать медсестрой.
Когда в пожарной охране, где работала Ольга, произошли сокращения, серьезно заболел ее свекор - он требовал постоянного внимания. Как ни ухаживала она за ним, но чувствовала, что ей не хватает специальных навыков, и это тяготило. Знакомая, работавшая в отделении онкологии, предложила: «Приходи к нам: присмотришься, что нужно, и свекор будет под присмотром — всему научишься». За 2 года, пока она «присматривалась» к делу и обихаживала родственника, навыки сформировались, но теоретического багажа недоставало. И хотя понимала, что ей ли, матери 3 взрослых детей, человеку, умудренному житейским опытом, садиться за ученические тетради — Ольга поступила в школу медсестер. Тут и выяснилось, насколько устаревшими могут быть самые привычные представления. Пришлось и эстонский подтягивать, так как весь образовательный процесс шел на государственном языке, и проникаться новыми веяниями. Например: ее собственные дети выросли на манной каше, а тут выясняется, что не такая она и полезная. И так — во всем, что касается современного взгляда на физиологию человека.
Пока училась и параллельно работала, не заметила, как сжилась с ролью медсестры по уходу и уже не представляет себя в другом качестве. «Да, тяжело бывает, - говорит она. –Но чувствуешь, что дело-то нужное. Приятно, когда люди приветствуют на улице. Я всех и не помню. И приятно от результата: человек лежал, не ходил, а тут – бегает!».
Начав с нянечки у онкобольных, Ольга успела побывать и сестрой по домашнему уходу, и медсестрой общей терапии больницы Меремеэсте, и сиделкой хирургического отделения детской клиники. Причем это не в прошлом, она и сейчас продолжает совмещать эти разные обязанности.
И сочувствием, и участием
У домашнего ухода свои особенности. Одиноких дедушек и бабушек прежде всего тянет побеседовать. Дементные, словно дети, каждые 5 минут справляются о погоде. Людям с прочими диагнозами надо пищу подогреть, измерить давление или проконтролировать уровень сахара — выполнить то, о чем сами пациенты часто  забывают. Встречаются, конечно, и тяжелые пациенты, которым нужно перевязки менять из-за пролежней. Но в этих рутинных обязанностях Ольга находит свои плюсы. Работа, во-первых, предоставляет какую-то долю свободы: можно выбирать пациента, как и он вправе выбрать сестру; можно определиться со временем визита; наконец, обязательные прогулки с пожилым человеком приносят пользу обеим сторонам. А еще согревает осознание, что «живая душа тебя ждет». Потом предстоит более сложный процесс, каким является обслуживание пациентов в больнице Меремеэсте.
В отделении терапии, где работает Ольга, лежат люди в основном с пневмонией, циррозом печени, в том числе алкогольным - это самый тяжелый участок, едва уступающий по нагрузке отделению неврологии, где лежат парализованные. И немудрено - в больницах Меремеэсте и Пелгулинна, где не берут платы за койко/дни, складывается своеобразный контингент, где не редкость асоциалы и злостные алкоголики. Работа с ними буквально «прессует», ведь они часто доставляются с чесоткой. В приемном покое, правда, их обрабатывают, но за раз проблема не решается и довершать приходится в отделении терапии. А еще нужно управиться непосредственно с медицинскими процедурами. «Самое тягостное, - говорит Ольга, -   когда привозят больного, выхаживаем его, а домой отпустили – через неделю он поступает в тяжелом состоянии, потому что напился. Вся работа насмарку. Понятно, что жизнь тяжелая, особенно у мужчин, за чьей спиной кто-то есть. Женщины поступают в основном молодые! Какой смысл уделять им время и силы? А все равно надо: и мыть, и кормить».
Без препон
И снова она переключается - теперь на детей. В отделении интенсивного лечения лежат в основном дети после операций аппендицита и пациенты доктора Пайль с диагнозом водянка. Они - инвалиды из детского дома, тяжелые больные, которых оперируют много раз. Им необходим особый уход. Поначалу Ольга Виллемсон очень переживала, что раздувшаяся голова может не удержаться на хрупких плечах ребенка. Потом привыкла — они, такие безответные, рады самому малому. Сестры-сиделки, проникаясь детской бедой, устраивают им и маленькие праздники, приносят с собой угощения, пытаются предупредить редкие желания. «Иногда ребенок прочитает на визитке имя Ольга и спрашивает: у тебя другого имени нет? Можно – Хельга будет? Ему хочется чего-то своего, значит, буду Хельгой».
Переживает Ольга и в связи со сложившейся практикой, когда в отделении по большей части работают молоденькие практикантки медицинской школы — неплохие медработники, но... Не выстраивается у них теплый контакт с детьми, остается какая-то препона. Впрочем, она понимает: пока у девушек нет своих детей, они еще «сырые» сиделки. «Например, я возьму ребенка на руки, он обнимет меня, и мы чувствуем тепло друг друга. У девушек такой реакции нет, одна даже удивилась – как ты можешь его так обнимать, если он не твой? Но он ведь так тянется – как же его не обнять?!»
Звено в связке поколений
Зато в общей терапии больницы Меремеэсте стаж у сестер большой, порой несколько десятков лет. И Ольге нравится, что одна работа сменяется другой: бывает, устаешь, но приходишь в другой круг дел — и разнообразие отвлекает. В среде опытных сестер всегда есть взаимопонимание. По оценке Ольги, все исходит от старшей медсестры Эне, которая никогда не покажет недовольства чьим-то промахом, тихонечко отзовет в сторону, выскажет замечание и уже тем самым все расставит по местам. Своего рода психологическую поддержку оказывает главная медсестра Наталья Калинина: ей хоть среди ночи позвони – она поможет и откликнется, не говоря о повседневной поддержке.
Много в отделении и врачей, которые сами когда-то были санитарами и умеют, если надо, помочь, что-то подсказать.
Сама Ольга — как звено, связующее старшее поколение с молодым. Третий год являясь ментором учеников по практическому курсу Terve inimene (Здоровый человек), она и сама с ними учится. «Чтобы обучать, надо и самой подготовиться: восстановить в памяти, как изложить ход процедуры, порядок обхода, способ измерения давления. Приходится сверяться с разными источниками, так что продолжаю учиться, они не дают мне стоять на месте».
С присвоением звания «Лучшая сестра по уходу Ляэне-Таллиннской центральной больницы» Ольге Виллемсон, кроме памятного знака и диплома, вручили картину с девизом Ole päike! (Будь солнцем!). Она только подивилась этому совпадению – в детской больнице ее не раз называли солнышком. Один ребенок даже как-то поинтересовался: а вас так зовут? Пришлось его разочаровать.
Не манной небесной
Сейчас Ольга уже не представляет себя в другой сфере, кроме медицинской. Где бы ни была – всегда при ней необходимые средства экстренной помощи. Привыкла быть всегда наготове.
В свое время Ольга взялась освоить норвежский язык, подумывая, как и многие, о работе в северной стране. Язык-то освоила, но побывала в Норвегии на экскурсии и решила: «Зачем мне это надо? Пусть в Эстонии все не так правильно, но здесь все свое». Ее   подруга, медсестра в Мустамяэской больнице, и сейчас ездит в Норвегию подрабатывать. «Конечно, - соглашается Ольга, - ей и физически, и морально тяжело, но там платят 30 тысяч в месяц. 6-7 часов отработал – и голова не болит. С другой стороны, по утрам нужно рапорт сдавать на норвежском. И кто позвонит – доложить состояние больного. А норвежский – в каждом регионе с разным наречием».
Вот так: она еще и сочувствует, будто у медсестер на местной почве - «манна небесная»! Им за те же 30 тысяч приходится совмещать работу на двух местах в течение 3 месяцев, и то сумма наберется лишь за счет ночных и праздничных надбавок. Но об этом Ольга обмолвилась мимоходом. Ее больше занимает другое. В дополнение к психологической нагрузке от ежедневного контакта с чужой болью медсестры еще испытывают стресс от нестабильности. Если до сих пор за ночные дежурства в Меремеэсте начислялось 50% ставки, то с июля сумма будет сокращена вдвое. Только вздохнули - избавились от нехватки сиделок - замаячила угроза сокращений. Выручает только юмор. Ольга шутит: «Медсестры утешаются тем, что, слава богу, им бесплатно позволяют ходить на работу, вот когда за это придется платить – то все!»
Тылы — вот что помогает ей оставаться в тонусе. Какая удача, что у мужа есть надежное ремесло в руках. И какая радость, что дети твердо стоят на ногах и уже растут внуки. И это ли не счастье, когда хотя бы изредка можно ощутить себя свободной от всех забот и бед, выбираясь с коллективом за город или с семьей на Сааремаа, в Стокгольм …
Стефания Лупул

О газете Темы последнего номера Контакты Реклама в газете Подписка Впервые опубликовано у нас Полезные адреса